Berlin: Zwei Seiten

Объявление

Вне игры: Игровая зона закрыта для гостей. Для ознакомления с игрой зарегистрируйтесь.
Форум перешел в режим индивидуальной игры. Отсчет общего игрового времени не производится. Играющие игроки согласовывают внешние условия отыгрыша друг с другом в индивидуальном порядке.
У нас появилась опция анонимных отзывов об игре, для тех кто читает, но не играет. Не стесняйтесь, высказывайтесь.


В игру требуются: Сыгранные пары игроков или желающие найти пару для длительного, вдумчивого отыгрыша.
текущие отыгрыши: Лозанна. Год спустя Раздел "Вне времени"


Погода: описывается по согласованию игроков
Правила | Сюжет | Вакансии | Администрация |

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Berlin: Zwei Seiten » Записки » Мы будем скользить по поверхности вещей


Мы будем скользить по поверхности вещей

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Ничего интересного, возможно, для вас, но не для меня. С отсутствием логики, но не без претензии на литературную ценность.
Да, и еще...
1. Хозяин дневника всегда прав.
2. Если вы считаете, что хозяин дневника не прав, смотрите пункт 1.

2

Мы должны быть сильными, красивыми и ни о чем не жалеть. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:37:02)

3

You said you would never leave me. I believe you, I believe.

4

5

...Открывается дверь ванной, смеясь, выходят вместе мужчина и женщина, минуют меня, я захожу, захлопываю дверь, открываю маленькую баночку и замечаю, что кокаина осталось не так уж много, приканчиваю остатки, пью воду из-под крана, смотрю на себя в зеркало, проводя рукой по волосам, по щеке, думаю, что надо побриться.

Внезапно влетает Джулиан, следом Финн. Финн швыряет его о стену, запирает дверь.

– Ты что, черт возьми, вытворяешь?
– Ничего, – вопит Джулиан. – Ничего. Оставь меня. Я ухожу. Я уезжаю отсюда. Отдай Клею его деньги.
– Ты ведешь себя просто как мудак, я хочу, чтобы это прекратилось. У меня здесь важные клиенты, и тебе не удастся все завалить.
– Оставь меня, блядь, в покое, – говорит Джулиан. – Не прикасайся ко мне.
Я прислоняюсь к стене, гляжу в пол. Финн смотрит на меня, потом на Джулиана, усмехается.
– Господи, Джулиан, ты такой впечатлительный, чувак. Что ты будешь делать? У тебя нет выбора. Ты это понимаешь? Ты не можешь все бросить. Не можешь сейчас уйти. Или побежишь к мамочке с папочкой, да?
– Прекрати.
– К своему дорогостоящему психоаналитику?
– Прекрати, Финн.
– К кому? У тебя остались друзья? Что ты, блядь, будешь делать? Просто уйдешь?
– Прекрати, – визжит Джулиан.
– Ты пришел ко мне год назад с огромным долгом дилерам, я дал тебе работу, представил людям, вывез в свет, дал одежду, весь этот ебаный кокс, нюхай – не хочу, и что ты устраиваешь взамен?
– Я знаю. Заткнись! – кричит Джулиан, задыхаясь, закрывая лицо руками.
– Ты ведешь себя как эгоистичный, самонадеянный, неблагодарный…
– Пошел ты на хуй, ты…
– … пизденыш.
– … мудак вонючий.
– Ты не ценишь то, что я для тебя сделал? – Финн сильнее толкает Джулиана о дверь. – А? Не ценишь?
– Прекрати, мудак вонючий.
– Не ценишь? Ответь мне. Ты не ценишь?
– Сделал для меня? Ты сделал меня блядью. – Лицо у Джулиана красное, глаза мокрые, всякий раз, когда Финн или Джулиан смотрят на меня, я стараюсь глядеть в пол, меня уносит.
– Нет. Я этого не делал, чувак, – тихо говорит Финн.
– Что?
– Я тебя не делал блядью. Ты сам себя сделал.

Музыка пробивается через степу, я чувствую вибрации спиной, они пронизывают меня насквозь, Джулиан все еще смотрит вниз, пытается отвернуться, но Финн за плечи разворачивает его, Джулиан начинает тихо то ли плакать, то ли смеяться и говорит Финну, что виноват.

– Я не могу больше… Пожалуйста, Финн…
– Извини, малыш, но я не могу тебя так легко отпустить.

Джулиан медленно опускается на пол, садится на корточки.
Финн вынимает шприц, ложку, коробку спичек из «Ле Дома».

– Что ты делаешь? – шмыгает носом Джулиан.
– Моему лучшему мальчику надо успокоиться.
– Финн… Но я ухожу. – Джулиан начинает смеяться. – Я на самом деле ухожу. Я выплатил мой ебаный долг. Все. На этом все.

Финн не слушает, он садится на корточки, хватает руку Джулиана, засучивает ему рукава куртки и рубашки, снимает свой ремень, затягивает его на руке Джулиана, хлопает по ней, отыскивая вену, через какое-то время находит; пока он подогревает что-то в глубокой серебряной ложечке, Джулиан не перестает просить:

– Финн. Не надо.

Финн всаживает иглу в руку Джулиана, водит ею.

– Что ты собираешься делать? Тебе некуда идти. Ты собираешься всем рассказать? Что ты проблядствовал себя, дабы расплатиться с парой наркотических долгов? Чувак, ты наивней, чем я думал. Ладно, малыш, сейчас будет лучше.

Исчезни здесь.

Шприц наполняется кровью.

«Ты очень красивый мальчик, и в этом вся суть».

Интересно, продается ли он.

Люди боятся слиться. Слиться.

Наконец Финн выводит Джулиана из ванной комнаты, я иду следом, Финн ведет Джулиана по лестнице, и пока они вдвоем проделывают долгий путь наверх, мне видно, как там чуточку приоткрывается дверь, музыка на минуту стихает, из комнаты доносятся низкие стоны, когда же Финн заводит Джулиана внутрь, внезапно взмывает пронзительный крик, Джулиан с Финном исчезают, дверь с грохотом захлопывается. Я разворачиваюсь и ухожу © Б.И. Эллис "Ниже нуля"

6

Я и сам для себя непосильная ноша, а уж вы тяжелы и подавно. © Ф. Ницше

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:36:16)

7

Я выхожу из комнаты. Рип идет следом за мной.

– Зачем? – единственное, что я говорю Рипу.
– Что?
– Зачем, Рип?

Рип выглядит смущенным.

– Что зачем? Ты это имеешь в виду?

Я пытаюсь кивнуть.

– Зачем что? Какого черта?
– О господи, Рип, ей же одиннадцать.
– Двенадцать, – поправляет Рип.
– Да, двенадцать, – говорю я, задумавшись на мгновение.
– Э, не смотри на меня, словно я мешок дерьма какой-нибудь. Это не так.
– Это… – Мой голос замирает.
– Что это? – настаивает Рип.
– Это… Я думаю, это неправильно.
– А что правильно? Если чего-то хочется, значит, имеешь право. Если хочется что-нибудь сделать, имеешь право сделать.

Я прислоняюсь к стене. Слышно, как в спальне стонет Спин, потом резкий хлопок – возможно, пощечина.

– Но тебе ничего не нужно. У тебя все есть, – говорю я.

Рип смотрит на меня.

– Нет. Кое-чего у меня нет.
– Что?
– Кое-чего у меня нет.

Следует пауза, и потом я спрашиваю:

– О черт, Рип, и чего же у тебя нет?
– Мне нечего терять.

Развернувшись, Рип уходит обратно в спальню. Когда я заглядываю туда, Трент уже расстегивает рубашку и смотрит на Спина, гладящего девушку по голове.

– Давай, Трент, – окликаю его я. – Поехали отсюда.

Он смотрит на меня, затем на Спина, на девушку и говорит:

– Я, наверно, останусь.

Я просто стою. Спин, вгоняя девушке в рот, поворачивает голову:

– Прикрой дверь, если остаешься, хорошо?
– Оставайся, – тянет Трент.

Закрыв дверь, я ухожу через гостиную, где Росс все еще играет в «Сороконожку».

– Я много набрал, – говорит он. Заметив, что я ухожу, спрашивает: – Эй, ты куда собрался?

Я молчу.

– Готов поспорить, ты придешь еще проведать телку, а?

Я закрываю за собой дверь © Б.И.Эллис, "Ниже нуля"

8

9

Господи, дай мне мужества и силы изменить то, что я могу изменить, смирения принять то, что я изменить не в состоянии, и мудрости, чтобы я смог отличить одно от другого. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:35:45)

10

http://static.diary.ru/userdir/1/0/0/5/1005441/54642903.jpg

11

Заебавшийся окончательно имеет право на похуй. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:34:58)

12

Спасибо тебе за то, что ты есть. И за то, что я могу быть. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:34:40)

13

Do you think I'm faking when I'm lying next to you? Do you think that I am blind nothing left for me to lose? Must be something on your mind something lost and left behind? Do you know I'm faking now? Do you know I'm faking when I'm lying next to you? Do you know that I am blind to everything you ever do? Must be something on your mind, something lost for me to find? Do you know I'm faking? Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before on him. Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before, oh man. I guess you know I'm faking when I tell you I love you. I guess you know that I am blind to everything you say and do. Must be something on my mind? There's nothing left for me to hide. Do you know I'm faking? Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before on him. Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before, oh man. We have to succumb to the feelings we can never face. I need you. I breathe you. I can't go through this all again. We have to succumb to the feelings we can never face. I need you. I breathe you. I can't go through this. Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before. Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before on him. Then she told me she had a gun, it sounded like she'd used it once before, oh man. Then she told me she had a gun, she says she wants to use it on me now ©

14

Улыбайтесь. Это всех раздражает. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:34:00)

15

- У нас проблемы.
- Проблемы у тех, кто сидит на героине. У нас нет проблем. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:33:39)

16

17

Раух, ты хуйло ебаное
я по-прежнему требую аппеляции

18

Меня просто нет. Я не имею значения ни на каком уровне. Я – фальшивка, аберрация. Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно (вероятно, в Гарварде), если вообще когда-нибудь существовали. Границы переходить больше не надо. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. ©

Отредактировано Константин Раух (2011-03-15 16:32:29)

19

Главное заблуждение всех наркокультур — мысль о том, что кто-то или что-то поддерживает свет в конце тоннеля. ©

20

Не стоит обижаться на людей за то, что они не оправдали наших ожиданий. Мы сами виноваты в том, что ожидали от них больше, чем следовало. ©

21

Как же мы любим то, что нас убивает. ©

22

23

Доказанный психологами факт: эмоциональная боль длится 12 минут, все остальное время мы занимаемся самовнушением. И самовнушение, на деле, оказывается чертовски сильной штукой; проходят дни, недели, месяцы, годы, но "больно" никуда не девается. Жалеем и ведём себя как инвалиды, пережившие ампутацию - плачемся о болящей конечности, которую уже давным-давно отрезали. Хотя перевернуть страницу и жить дальше можно уже на тринадцатой минуте после пережитого стресс-фактора, вместо того, чтобы заниматься пиздастраданием. Ключевое слово - можно.

24

Колобок Квентина Тарантино.

Мать твою (с), это эпично.

25

26

У всех в юности есть свои кумиры.

Отредактировано Константин Раух (2011-04-18 16:17:19)

27

28

— Моя жизнь – сущий ад, — внезапно говорю я, двигая по тарелке кусочки лука-порея. Кстати, тарелка представляет собой фарфоровый треугольник. — И есть еще много людей, которых мне хочется… ну, наверное, убить. — Я произношу это с нажимом на последнее слово и смотрю прямо в глаза Армстронгу.
— Сервис значительно улучшился с тех пор, как American Airlines и Eastern Airlines открыли свои представительства в Сан-Хуане, откуда самолеты по местным авиалиниям летают на острова, куда нет прямых рейсов. Есть дополнительные рейсы от BWIA, Pan Am, ALM, Air Jamaica, Bahamas Air и Cayman Airways, и добраться на любой остров – уже не проблема. Существует также дополнительное авиасообщение между островами от LIAT и BWIA с фиксированным расписанием местных рейсов… ©

29

30

Все мы чего-то боимся, какого-то события, которое в лучшем случае повлечёт за собой последствия, в худшем - кульминируется неизвестностью. Неопределенностью. Короче, тем самым дерьмом, которое подвесит тебя за ногу и будет удерживать в таком положении столько, сколько посчитает нужным. И всем, всем до единого бывает страшно перед этой неизвестностью, и не надо пиздеть, что вокруг собрались одни супермены с отсутствующим мозгом инстинктом самосохранения, здесь все свои, и каждый в своей жизни хотя бы раз наделал в штаны, трясясь на тему: "А что будет дальше?". И вот когда это событие, это "страшное" в конце концов происходит, хочешь или не хочешь, но переживаешь его как миленький, как заенька, и рот закрываешь, и невольно задумываешься: "А стоило ли бояться неизбежных вещей?". Не стоило, на самом-то деле. И когда это неизбежное все же наступает, советую хорошенько отметить вместо того, чтобы жевать сопли по углам. Натурально, помогает. Зато теперь лично я в случае войны всегда смогу подтереться вкладышем с дипломными оценками - это если случится дефицит туалетной бумаги.
И не пишется мне, и не пьётся, и не гуляется - последнее в особенности странно, с учётом начавшегося клубного сезона. Пойду читать Селби. Главное после него не забывать ставить знаки препинания и выделять прямую речь. А то затягивает.

Отредактировано Константин Раух (2011-09-30 23:02:35)


Вы здесь » Berlin: Zwei Seiten » Записки » Мы будем скользить по поверхности вещей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC